Интервью с мастером татуировки: MAXIME BUCHI

2 ноября 2013 - Nonna
article91.jpg

                Максим Буши известен как интеллигентный революционер современной европейской тату-культуры. Помимо карьеры татуировщика он развивает журнал Sang Bleu о новой тату-культуре и журнал Novembre об экспериментальном искусстве и моде, а также является арт-директором и со-основателем шрифтовой студии Swiss Typefaces, клиентами которой стали Damir Doma, Balenciaga, Rick Owens, Mugler и журналы Vogue Turkey, L'Officiel Paris. Дом моды Alexander McQueen недавно представил коллаборацию с Максимом, и в ближайшее время футболки и рубашки с иллюстрациями Максима появятся в магазинах McQ Alexander McQueen. Его карьера как тату-мастера началась шесть лет назад, и теперь он открывает собственную студию в Лондоне. Максим дал интервью  новому журналу SABRA.

                -Максим, твоя сфера деятельности не ограничивается татуированием, ты также работаешь графическим дизайнером, арт-директором и выпускаешь свой журнал. Расскажи, какое образование ты получил в начале своей карьеры?

                -В университете я изучал психологию, антропологию и социологию. Потом поступил в школу искусств ECAL в Лозанне, где изучал графический дизайн, арт-дирекшен и типографику. К 25 годам закончил школу и переехал в Цюрих, чтобы работать на студию NORM. Затем переехал в Париж, где работал на North Design и Arena Homme Plus. Я открыл Sang Bleu в 2007 и вернулся в Швейцарию на пару лет, где пошел в ученики к Филипу Лью в Лозанне. К этому времени я открыл Novembre Magazine. Уехал в Лондон в 2011.

#Я СТАРАЮСЬ ВСЕГДА ПРИДЕРЖИВАТЬСЯ САМЫХ ФУНДАМЕНТАЛЬНЫХ ЭЛЕМЕНТОВ СТИЛЯ ДЛЯ ДОСТИЖЕНИЯ МАКСИМАЛЬНОЙ ГРАФИЧЕСКОЙ СИЛЫ ИЗОБРАЖЕНИЯ

                -Второй вопрос касается твоего стиля — он весьма отличается от работ многих тату-художников. Как ты пришел к этому стилю?

                -Мне интересна традиционная иконография. Средневековые гравюры, классические картины, скульптуры народного искусства и орнамента. Я адаптирую эти традиции к конкретной практике татуировки. Там, где я вырос нет матросских татуировок. «Олдскул» и «Традишионал» тату не более традиционны в Центральной Европе, чем японские тату якудза. В Центральной Европе людей окружает религиозное искусство, классическая школа иллюстрации, сказки братьев Гримм, басни Лафонтена, гравюры Гюстава Доре и Дюрера. Так что для меня важно использовать в своей татуировке субъекты и эстетику, с которой люди будут отождествлены. Благодаря моему предыдущему опыту работы с графикой мой стиль очень упрощен и крайне символичен. Для меня выбранное место на теле так же важно, как и сам эскиз. Я с радостью сделаю простой массивный черный круг на чьей-то груди, если результат получится впечатляющим и сильным.<o:p></o:p>

                -Мне нравится простота графических форм в твоих работах, ты с самого начала к этому стремился? Менялся ли стиль твоих работ со временем?

                -Думаю, я был на этом пути с самого начала; я стараюсь всегда придерживаться самых фундаментальных элементов стиля для достижения максимальной графической силы изображения. Это своего рода модернистский подход. Однако меня также привлекает хаос и жестокость.

                -Насколько я знаю, ты работал в дизайн-бюро по изготовлению шрифтов и логотипов, а сейчас ты продолжаешь с ними сотрудничество?

                -Мы основали эту студию вместе с друзьями. Студия называется Swiss Typefaces, и я конечно же слежу за тем, чем они там занимаются. Но моя творческая активность внутри довольно снизилась. У меня постоянно появляются новые проекты, которые двигаются одновременно, и теперь, когда я начинаю что-то новое, я стараюсь сделать продукт максимально независимым, чтобы не беспокоиться о нем в дальнейшем. И у меня, похоже, это получилось — сейчас мне редко приходится выступать в роли арт-директора для проектов студии, по большей части они справляются сами. Хотя, конечно, пару логотипов в год я делаю.

                -Хорошо, возвращаясь к татуировкам, — сколько всего татуировок ты сделал? Считаешь ли ты их вообще?

                -За последние 4-5 лет, наверное, порядка 2500-3000.

                -Расскажи о самой необычной или странной татуировке, которую ты делал.

                -Это непростой вопрос. В этой сфере постоянно встречаешь что-то странное и необычное. Вообще, когда ты занимаешься татуировкой, очень мало вещей способно тебя удивить; то, что является нормой для тебя, очень далеко от того, что является нормой для окружающих: кто-то просит сделать татуировку на гениталиях или на лице. Но я помню одного молодого парня лет двадцати, у него не было ни единой татуировки на теле, и он собирался сделать огромную на своей шее. У нас было 2 сеанса, каждый из которых длился по 6 часов, во время которых он не вздрогнул ни разу.

#КОГДА ТЫ ЗАНИМАЕШЬСЯ ТАТУИРОВКОЙ, ОЧЕНЬ МАЛО ВЕЩЕЙ СПОСОБНО ТЕБЯ УДИВИТЬ; ТО, ЧТО ЯВЛЯЕТСЯ НОРМОЙ ДЛЯ ТЕБЯ, ОЧЕНЬ ДАЛЕКО ОТ ТОГО, ЧТО ЯВЛЯЕТСЯ НОРМОЙ ДЛЯ ОКРУЖАЮЩИХ

                -А какой сеанс был самым долгим в твоей карьере?

                -Сейчас я стараюсь не проводить сеансы длительностью более 2-3 часов, это лучше и для клиента, и для мастера, и для татуировки. Хотя еще пару лет назад я проводил довольно длительные сессии.

                -Ты привязан к определенной студии или предпочитаешь путешествовать и работать в разных городах?

                -Я открываю свою студию татуировки в Восточном Лондоне. Она называется Sang Bleu London и будет запущена в октябре, я очень рад этому. В других городах я работаю в Нью-Йорке на Ист-Ривер, в Лозанне в Sacred Yantra Tattoo, в Берлине в АКА.

                -Работы чьих мастеров есть у тебя на теле?

                -Большинство татуировок на моем теле Томаса Хупера и Филипа Лью. Томас забил мне одну ногу, торс, шею, а также затылок. Филипп же сделал татуировки на моих руках, спине, ногах. Также у меня множество небольших татуировок от остальных моих друзей: Лайама Спаркса, Rinzing Thaptsangky, Флэйма, Сью Жейвен, Дьюка Рейли, Эшли Лав, Дэна Синс, Стефани Дэвидал, Дункана Икс, Фузи, Марка Кросса и Би Джей Беттса.

                -Почему ты выбрал именно этих мастеров татуировки?

                -Мне нравится их стиль, и это люди близкие мне. Ведь татуировка — это нечто крайне интимное, что я предпочел бы доверить близким людям, постоянное прикосновение которых не будет раздражать.

                -Знаком ли ты с русскими татуировщиками? Или может слышал о ком-нибудь из них?

                -Я знаю несколько мастеров из России и неподалеку — Йен Левин и Александр Грим. Я заинтригован тем, что происходит в России, или, скажем, в бывшем восточном блоке. Думаю, что татуировка является культурой, очень прочно укоренившейся здесь. Иконография ваших татуировок меня потрясает. Единственной проблемой западных мастеров, я думаю, является отсутствие общего «тату-этикета», который формировался на протяжении веков у нас здесь.

НЕСМОТРЯ НА «ТРАДИЦИЮ», МЕЙНСТРИМОВАЯ ТАТУИРОВКА В РОССИИ — СОВСЕМ НОВОЕ ЯВЛЕНИЕ

В следствие чего, некоторые позволяют себе недопустимые вещи, такие, как воровство эскизов, например. Но в то же время я понимаю, почему это так, несмотря на «традицию», мейнстримовая татуировка в России — совсем новое явление, таким образом, нет никакого саморегулирования. Нет старой школы, чтобы держать людей в узде.

Более подробно ознакомиться с работами Максима Буши можно в галерее

Комментарии (0)
Добавить комментарий